Геннадий Баховцев: новая подстанция в Железногорске – это авансовый грабеж

Геннадий Баховцев: новая подстанция в Железногорске – это авансовый грабеж

Как правило, любые масштабные стройки общественности преподносят под соусом великой пользы. Вот сделаем – и заживём красиво, а иначе мрак и прозябание. Так было и с пресловутой подстанцией «Город» в Железногорске. Краевые и местные власти уверяли железногорцев, что если не завести в город КРЭК и не построить подстанцию, то ЗАТО просто загнётся от нехватки электроэнергии. За минувшие пять лет муниципальное предприятие «Горэлектросеть» почти разрушили, пережили десятки разбирательств, один из идеологов строительства – бывший министр энергетики края Денис Пашков – получил срок за мошенничество, в компании-инвесторе КРЭКе обнаружили хищения на гигантские суммы, его руководство разбежалось в неведомые дали. Но подстанцию всё-таки построили. Вопрос – стоила ли овчинка выделки? Нет, эта стройка – большая афёра, платить за которую жители города будут много лет, убеждён бывший директор Горсети, экс–глава Железногорска, а ныне депутат городского Совета от партии ЯБЛОКО Геннадий Баховцев. И теперь этому мнению есть документальное подтверждение.

Депутат городского Совета Железногорска от партии ЯБЛОКО Геннадий Баховцев

Ненужные мегаватты

— Я неоднократно говорил, что в городе избыток трансформаторных мощностей и технической необходимости в строительстве подстанции «Город» не было. Теперь я получил этому подтверждение – в виде ответов на запросы в различные инстанции. Первым доказательством является муниципальная программа реформирования и модернизации жилищно–-коммунального хозяйства на территории ЗАТО. В ней указано, что в городе есть 276 МВт трансформаторной мощности, а потребление – 54 МВт. Также в одном из интервью руководитель местного филиала КРЭК Белей говорил, что город потребляет 67 МВт. Если сравнить с показателем программы – 276 МВт, то получается четырёхкратное превышение. Это можно считать косвенными доказательствами.

Однако есть и чистосердечное признание. В одном из обращений я спросил, нужна ли городу сгоревшая секция на подстанции «Ноль» (П–0). И получил ответ: в марте 2014 года закончен капитальный ремонт здания и полная замена оборудования четвёртой секции П–0, повреждённой во время пожара в 2013 году. Но в настоящее время четвёртая секция так и не введена в работу, потому что её нагрузка перераспределена. Мощность силового трансформатора – 40МВт – зарезервирована. То есть сами руководители города признают, что есть свободные 40 МВт, которые никому не нужны.

Поскольку я электроснабжением занимался 37 лет, то мне прекрасно известно, что составляются графики нагрузок – зимний и летний максимум. Я запросил и эти данные. По подстанции №340 максимальная загрузка 10 МВт (при мощности 50 МВт). То есть ещё на одной подстанции 40 МВт свободно. Получается, что если даже не принимать во внимание косвенные доказательства, то есть прямые свидетельства, что в городе свободно 80 МВт мощностей.

Но, может быть, скоро нам резко понадобится куда больше энергии? Такой вопрос я тоже задал: какие есть заявки и на какую нагрузку? Это единственный запрос, на который ответил глава ЗАТО Вадим Медведев. Вот цифры: 2 МВт запросили АО «ИСС» и 1,5 МВт краевой УКС (причём только на время строительства). То есть постоянная заявка одна – 2 МВт.

Смотрим на карту: подстанция «Город» мощностью 126 МВт построена в полукилометре от П–0, где есть свободные 40 МВт электроэнергии. Но эти мегаватты не годятся, их хотят брать с новой подстанции. То есть на 126–тонном самосвале собираются возить две тонны груза. Хотя можно было спокойно взять эти мощности с подстанции «Ноль» и не затевать всю эту ерунду.

Поскольку 2 МВт – это смешно, то, чтобы искусственно нагрузить подстанцию, власти выделили 18 миллионов на строительство линии к микрорайону №5. Скорее всего, эта линия пойдёт мимо подстанции №340, где есть свободные мегаватты, но они, видимо, невкусные. И траты удивляют: 12 миллионов уйдёт на строительство линии, а шесть – на проектирование. Почему так много? Условия, говорят, трудные. Извините, это строить может быть трудно, а проектировать вряд ли. – Под обстрелом, что ли, карандашом по бумаге чертят?

Эти факты – доказательства от первоисточника, от руководителей города, которые утверждали, что без подстанции город умрёт. Они сами пишут, что в городе есть 276 МВт плюс построили ещё 126, которые абсолютно не нужны. Что с ними делать? Продать вряд ли получится, электричество – такой товар, что в чемодане не увезёшь. Либо близко должен быть потребитель, либо мы должны вести линию в обратную сторону, чтобы реализовать. Не говоря уже о том, что такое плотное расположение двух мощных подстанций – это преступление. Оно возможно только тогда, когда заранее известно, что есть большая нагрузка. Например, как в Электростали, где выплавляют металл электродуговым способом. Там огромное потребление, и тесное соседство подстанций оправдано. А здесь эта подстанция обречена на бесконечное стояние. Выход по-хорошему один — – разобрать аккуратненько и увезти на стройку народного хозяйства в другое место. Но, к сожалению, со стройками у нас тоже напряжёнка.

План вымогательства

— Теперь поговорим о стоимости. Точную цифру, сколько потрачено на строительство подстанции «Город», мне, к сожалению, так и не предоставили. Поэтому я могу опираться лишь на данные из прессы, где заявляли, что подстанция стоит миллиард, а линия к ней – 800 миллионов. Поэтому будем исходить ориентировочно из полутора миллиардов. В чём же хитрость? Энергетический объект от любого другого отличается тем, что как только его сдают в эксплуатацию и передают на баланс какой–-то организации, она сразу начинает получать амортизационные отчисления – на полное восстановление стоимости. Что это значит? Скорее всего – вероятность 99,9% – подстанцию передадут КРЭКу. Срок службы энергетического оборудования – 15 лет. Значит, стоимость объекта делим на 15 лет, и по сто миллионов в год будет закладываться в электрический тариф. Население будет платить эту дань 15 лет! Использовать эти деньги обязаны на развитие и восстановление сетей. Но мы знаем опыт того же КРЭКа, всё это публиковали в СМИ, данные теперь открыты. Как они потратили полтора миллиарда рублей? Пятьсот миллионов дали взаймы дружественным физическим лицам и организациям, пятьсот загнали за границу и на пятьсот чего–-то накупили. Когда всё это обнаружилось, главные действующие лица разбежались, а деньги не вернули и никаких уголовных дел не заведено. Никто не наказан. Поэтому с большой долей вероятности можно предположить, что и деньги от подстанции «Город» будут использованы для неправедных целей. Получилась «красивая» схема: подстанция – это насос, КРЭК – трубопровод, получатели денег – где-–то там в Красноярске, а население – дойная корова.

Меня часто обвиняют, что я заглядываю в чужой карман. Это не так. Объясню на примере: самый высокооплачиваемый человек на государственной службе в стране – президент, все остальные должны получать меньше. А тот же Кузичев – «специалист» тридцати лет от роду, получал 2,6 миллиона рублей в месяц. Хотя должен был иметь зарплату в несколько раз меньше президента, как минимум. Я не заглядываю в чужой карман, но мне не нравится, когда из моего кармана, из всех наших карманов кто-то деньги вытаскивает и кладёт в свой.

И сейчас нас «ограбили» на 15 лет вперёд. Причём целая организованная группа работала: кто-то готовил техническое задание – просто так же не начнёшь проектировать, кто-то убеждал с пеной у рта, что именно такие нагрузки нужны, кто-то обосновывал инвестиции, что здесь будет город–-сад. Это группа, цель которой – получение дохода в течение долгих лет. И она уже почти добилась своего. И не останавливается на достигнутом. Недавно КРЭК вышел с предложением: всё передать ему и Горсеть вообще ликвидировать. Они и так переданное им имущество разбазарили, теперь хотят добить. Ещё со времён СССР многие руководители Горэлектросети создавали запасы: кабели (их можно почти вечно хранить), трансформаторы. Только тогда кабель стоил десять рублей метр, а сейчас – десять тысяч метр. Весь этот кабель вывезли и продали. Также вывезли порядка шестидесяти силовых трансформаторов – это был аварийный запас и обменный фонд. Зачем нужен такой фонд? Объясню на примере. Было такое предприятие – пищекомбинат, сейчас его нет, а подстанции и трансформаторы остались. Чтобы снизить расходы населения, нужно замерить нагрузки и привести эти мощности в соответствие. То есть убрать мощные трансформаторы и поставить маломощные. Но пришлый директор Кулинич, которого сейчас опять хотят поставить во главе местного филиала КРЭКа, несколько дней вывозил имущество в неизвестном направлении. Нет больше запаса – город лишён возможности манёвра: поставить, где перегрузка, более мощный трансформатор, где недогружен – менее мощный. Сейчас их надо покупать. Общая стоимость вывезенного добра порядка 18 миллионов, а заплатили они городу миллион.

К сожалению, к созданию такой грабительской схемы приложил руку и прошлый депутатский корпус. Я присутствовал, когда депутаты проголосовали за передачу сетевого комплекса КРЭКу. Думаю, они допустили большую ошибку. С их помощью создана система изъятия денег у населения. Причём только амортизацией дело не ограничится, ещё будут эксплуатационные расходы: надо содержать персонал, обслуживать имущество – не знаю, какая сумма. Будут потери от недогруженных трансформаторов – примерно пять миллионов в год. По сравнению со ста миллионами вроде немного, но когда у нас нет денег дать школе, чтобы заменить выбитое окно, то понимаешь, что и эта сумма серьёзная. «Радует» в этой ситуации одно – «ограбление» будет справедливым: все будем платить, и богатые, и бедные. Пятнадцать лет мы, жители Железногорска, будем кормить несколько человек.

Вернуть всё городу

— Сейчас, когда кластер и подстанция готовы, деньги поделены, я полагаю, должен начаться следующий этап в кластерном деле: надо, чтобы правоохранительные органы тоже получили свою долю – звёзды на погонах. Они должны расследовать, кто это сделал, для чего, в чьих интересах строили эту подстанцию. Дефицит бюджета в крае близится к ста миллиардам, и сейчас тратить такие суммы на ненужные проекты – и аморально, и преступно. Тех, кто закопал деньги, следует привлечь к ответу. У нас стало модно искать пятую колонну, врагов внутри. Так я предлагаю всем этим товарищам простой инструмент для поиска – зеркало. Посмотрите на себя, кто позволил строить подстанцию, кто позволил украсть эти деньги? Кто позволил обобрать жителей Железногорска?

Но, когда критикуешь, правильно предлагать свой вариант, что делать. Поэтому сейчас, когда представитель КРЭКа предлагает передать всё ему, я думаю, что лучшим решением будет вернуть всё городу. Да, это будет уже не то предприятие – оно разграблено, не те возможности и мощности, но, если они будут в своих управляемых руках, многое можно восстановить. И тогда эти деньги, сто миллионов в год (хотя собирать их, конечно, неправильно), хотя бы пойдут на нужды города. В Горсети их точно не разворуют – у неё нет оффшоров на Кипре и представителей типа Хардикова в Испании.

Трансформаторы нужно отключить и законсервировать: пусть сторож сидит, это точно дешевле, чем пять миллионов в год. А что делать с линией, я не знаю. Если её отключить – сдадут в металлолом. Оставить включенную – будут потери, но зато её не разграбят. Так что, видимо, второй вариант.

Что касается КРЭКа, то поскольку он покрыл себя несмываемой позорной славой – и в проектировании, и в эксплуатации объектов – то его надо гнать поганой метлой. За профессиональную непригодность. Иначе всех нас так и будут грабить.

Софья Белобровка

21.04.2016Permalink